Войти
Войти с помощью: 
Войти
Главная » Знаменитости » Личная жизнь Веры Марецкой и ее дочери

Личная жизнь Веры Марецкой и ее дочери

Личная жизнь Веры Марецкой и ее дочери в единственном интервью

Этот дом на острове в Балтийском море мы с моим вторым мужем, музыкантом Вадимом Стругалевым, купили еще 1973 году , — рассказывает историю переезда в Эстонию 79-летняя Мария Георгиевна Марецкая. -Первое время просто приезжали сюда отдыхать из Москвы. Раньше на участке был маленький домик, а в 1991 году мы построили тут нормальный дом для жизни. Мама ни разу здесь не была. Когда мы купили участок на острове, она уже болела. Сейчас я здесь живу одна: мужа два года назад не стало, сын Павел живет в Германии, он как и папа музыкант. Но мне здесь хорошо, я каждый день гуляю у моря, тут райские места.

 

Пройдясь у моря, она погрузилась в щемящие душу воспоминания о маме и своих родных, которых уже никого не осталось в живых.

— Я родилась в 1937 году, поэтому не застала бабушку и дедушку (родителей актрисы), знаю, что бабушка была домохозяйкой, а отец мамы кем только не был-часто менял профессии, помню, что был владельцем буфета в цирке. У мамы были два брата и сестра. О братьях 10 лет ничего не было известно, их держали в тюрьме, как и многих в том время, ни за что. Потом пришло уведомление, что их расстреляли по приговору суда. Я застала только сестру мамы Татьяну Петровну, у нее было три высших образования. Она тоже много лет находилась в местах заключения в Сибири из-за того, что однажды пошла в гости, там хозяин квартиры рассказал политический анекдот.  Ну, тетю за это и посадили на 15 лет. Мама, когда стала актрисой, похлопотала чтобы сестру выпустили раньше назначенного срока. Когда Татьяна Петровна вернулась, она была совсем обессилевшая, морально сломленная. Помню, когда тетя ела и кто-нибудь входил на кухню, она тут же прятала еду под себя. Несмотря на все это, верила, что Сталин ничего не знал о том, что невинных отправляют в тюрьмы, думала это какая-то досадная ошибка.

На работу ее никуда не брали из-за судимости, потом ей удалось устроиться: так как она была учителем географий по одному из образований, ей доверили снимать документальный фильмы для школьников.  Татьяна Петровна прожила до 94 лет, последние годы она жила у меня на острове.

Когда началась Великая Отечественная Война, Марии Георгиевны было 3 года:

— Меня, маму, моего брата Женю, племянника мамы Сашу (сын старшего расстрелянного брата), гувернантку Елену Андреевну увезли вместе со всеми в эвакуацию в Алма-Ату.

Нас поселили в гостинице, потом меня и няню отправили на дачу, которую нам выделили.  Никогда не забуду сказочный яблоневый сад. Нашей соседкой была Галина Уланова, она занималась со мной балетом.

Народная артистка СССР, легендарная балерина тоже была женой режиссера Юрия Задаского, как и Марецкая.  Вера Петровна родила от него сына Евгения, а дочка Мария появилась во втором браке с актером Георгием Троицким.

— В то время Галина Сергеевна уже не жила с Юрием Александровичем.  Мама с ней всегда хорошо общалась. Почему они развелись с мамой не знаю, но вопреки расхожей версии он ушел от Марецкой не к Улановой, а к режиссеру Ирине Вульф, которая в месте с ним и мамой работала в театре Моссосвета.

Личная жизнь Веры Марецкой и ее дочери

Тем временем Галина Сергеевна упорно занималась с 4-х летней дочерью Марецкой, обучая ее трудному искусству балета.

-Однажды я услышала разговор мамы и Улановой. Мама интересовалась, как дочка занимается, есть ли у меня перспектива, Галина Сергеевна ответила: «Ну, ничего!» Мне тогда так обидно стало, ну я и бросила балет, о чем не жалею, сейчас понимаю, что балерина из меня бы не вышла бы.  А с Улановой мы были дружны до последних ее дней.

Второй супруг Веры Петровны, Георгий Троицкий, в самом начале войны ушел на фронт добровольцем. Долгое время от него не было вестей, а потом пришло сообщение о его гибели.

— Никогда не забуду, как мама забилась в угол гостиничного номера и несколько часов подряд рыдала. После этого она тоже решила отправиться на фронт, там выступала перед солдатами: читала стихи, монологи из фильмов.

Мне сказали, что папы нет только через полгода его ухода их жизни я уже не помню свою реакцию. Врезалось в память, что перед уходом на фронт он приносил мне много подарков, будто бессознательно оставлял память о себе.

Как погиб папа до сих пор не известно, знаю только, что умер он под Орлом.  У него от первого брака был сын, найти брата я так и не могла, мама о нем ничего не знала.

После трагической гибели Троицкого Вера Петровна больше замуж не вышла, у нее было множество поклонников, но никому она не отвечала взаимностью.

— В маму был безумно влюблен актер Ростислав Плятт, он всю жизнь испытывал чувства к ней. Он в то время был женат на Нине Бутовой, но Ростислав Янович никогда ее не любил, а она не могла без него. Дома у них всегда был бардак, они варили курицу, клали на газету и ели.  Мама лишь однажды сказала ему «да», Плятт был невероятно счастлив, а на следующий день передумала. Так они и не были вместе.

Главным мужчиной в жизни мамы всегда оставался Завадский, она была предана ему. Они ведь вместе начинали творческий путь. Юрий Александрович к коммуналке в Москве устроил мини-театр, Вера Петровна работала у него. Потом из этой самодеятельности получился театр Моссовета, где они трудились много лет. Завадский жил от нас в соседнем доме на Тверской. Я и мой брат Женя постоянно бегали к нему в гости. Помню, однажды мама уехала на гастроли, оставила меня дома и сказала: «Юрий Александрович – твой папа, он, если что, поможет тебе, присмотрит за тобой». Как только мама уехал, я ему тут же позвонила: «Вы мне папа?!», он замешкался, но ответил утвердительно. «Тогда я хочу билеты в Большой театр». Он достал мне их.

Юрий Александрович каждый день писал маме письма и рисовал какой-нибудь рисунок. Завадский был главным режиссером Театра Моссовета, где в то время звезды первой величины -Вера Марецкая, Фаина Раневская и Любовь Орлова.

— Конечно, была конкуренция, все хотели быть примами. С Орловой мама держала нейтралитет, а с Раневской хорошо общалась, но только в театре, за его пределами дружбу не водили.  Однажды я поехала в санаторий, там отдыхала Фаина Георгиевна, мама попросила ее за мной приглядеть. Фуфа, так я ее называла, каждый день приходила ко мне в номер, спрашивала, как себя чувствую, поела ли, она очень обо мне заботилась.

Мы сдружились, я часто приходила к ней в гости. Помню один раз пришла, Фуфа сидит в кресле и говорит: «Вот думаю, кому бы продать свое единственное кольцо с алмазами…» Ей нужно было оплатить сиделку, она в то время уже плохо себя чувствовала. Но и когда была молодая, никогда не умела вести быт, готовить, ей всегда кто-нибудь в этом помогал.

В 65 лет врачи Вере Петровне вынесли пригоров -рак груди, через три года метастазы пошли в головной мозг. Вера Петровна воспринимала болезнь как досадное недоразумение, она продолжала выходить на сцену даже с опухолью мозга. В театре знали, что прима тяжело больна.

Фаина Раневская, которая, казалось бы, была ей конкуренткой, благородно отдала свою главную роль в спектакле «Странная миссис Сэвидж».

По стечению обстоятельств Вера Петровна и Юрий Завадский оказались в одной больнице, у обоих был рак.

— У Юрия Александровича был рак желудка, сначала хирурги пытались его спасти, — говорит дочь Марецкой. – Но когда его разрезали, поняли что опухоль уже неоперабельная, зашили обратно, а Завадскому сказали, что операция прошла успешно.  Он до последнего верил в это, даже говорил, что ему стало лучше.  Мама каждый день приходила к нему в палату.

5 апреля 1977 года тоже была у него, он предчувствовал свою смерть, попросил сходить ее за чем-то. Вышла из палаты, вернулась, а он уже не дышал. Спустя год после смерти режиссера не стало и его главной музы.

— Мама никогда ни на что не жаловалась, даже перед смертью, она только очень волновалась о том, что мы с братом будем делить наследство, что Женя меня засудит.

-А он не приходил к маме в больницу?

Редко. Они не были близки последнее время. Он ведь тоже работал режиссером в Театре Моссовета. Маме не очень нравилось, что Женя делал в последний момент его постановки спасал Завадский.

– Вы не делили наследство?

– Мама написала завещание, все распределила между мной и Женей. Евгений Завадский и Мария Марецкая мало общались, встречались очень редко.

– Незадолго до смерти он мне позвонил, мы так душевно поговорили обо всем. Брат умер в 2006 году от рака горла, ему было 80 лет. Судьба Марии Георгиевны сложилась тоже непросто. Ее первый муж, ученый филолог Дмитрий Шестаков, с которым они прожили вместе 15 лет, в 1974 году покончил с собой.

Личная жизнь Веры Марецкой и ее дочери

– После этого я целый месяц вообще не могла спать. Меня отправили в кремлевку (кремлевская больница.), в то время мама тоже там находилась. Чтобы не было справки о том, что я лежала с нервным заболеванием, меня отправили в детский стационар, дабы я была под присмотром медиков.

Со мной работал психолог, но я все равно не могла заснуть, очень тяжело переживала смерть Димы. Однажды приснился вещий сон. Мы очень дружили с Людмилой Максаковой. Мне приснилось, что умерла Мария Петровна Максакова (мама Людмилы была оперной дивой, солисткой Большого театра), рядом с ней сидит ее дочка в лиловом платье… Проснулась и сразу же кинулась к телефону, звоню Люде, берет трубку ее муж, и действительно, Марии Петровны не стало, а Люда сидит в таком же платье… После этого сна я пришла в себя.

Второй супруг Марии Марецкой – певец Вадим Стругалев. – Я долго думала, выходить за него замуж или нет. Вадим очень нравился маме, как только он приходил к ней в палату в кремлевку, она обязательно просила его спеть. Мама меня и уговорила выйти за него, я потом ни разу об этом не пожалела.

– Помните последний разговор с мамой?

– Она всегда была в сознании, умерла у меня на руках, сказала: «Я умираю» – и через несколько секунд ее не стало. В своей последней роли в Театре Моссовета народная артистка СССР Вера Марецкая со слезами на глазах обратилась к своим поклонникам:

– Там я никому не нужна, для всех чужая! Странно! А здесь все люди оберегают друг друга, они человечные…

Источник: Журнал «Только Звезды» от №31, август 2016 года

 

С середины двадцатых Завадский и Марецкая были супружеской парой, но года за два до начала войны Юрий Александрович ушел к знаменитой балерине Галине Улановой, оставив жену с маленьким сыном на руках. В самый канун Великой Отечественной Вера Петровна вышла замуж за коллегу — актера Георгия Троицкого, родила дочь. А в 1943-м стала вдовой — Георгий погиб под Орлом.

Завадский и Уланова вскоре после возвращения из эвакуации оформили развод, и «Ю.А.» (так звала экс-супруга Марецкая) стал уговаривать «В.П.» (так Завадский именовал бывшую жену) сойтись. Во всяком случае, о его неоднократных предложениях руки и сердца вовсю судачили в театральной среде. Но Вера Петровна отвечала отказом. Причиной, опять же по слухам, были обещания Плятта, преданно любившего ее долгие годы, уйти наконец от жены и оформить брак с Марецкой. Детей у Ростислава Яновича и Нины Владимировны не было, однако Бутова категорически противилась разводу, грозя самоубийством: «Уйдешь к Верке — повешусь!»

Последние недели Вера Петровна провела в больнице, где Плятт ее регулярно навещал. Однажды они отправились в клинику вместе с Алешей. Консовский вернулся домой сам не свой: «Пока были в палате, Слава шутил, смеялся, а когда вышли — заплакал, ослабел. Пришлось под руку его вести. Каким же одиноким, несмотря на друзей, любовь миллионов поклонников, он себя чувствует».

Источник: 7days.ru от 2013 июля

 

Пост опубликован: 02.07.2020

0