Войти
Войти с помощью: 
Войти
Главная » Знаменитости » Иван Голунов и его расследование

Иван Голунов и его расследование

Ежегодно в России умирает около двух миллионов человек. Оборот похоронной индустрии только официально составляет около 60 миллиардов рублей в год; размер ее теневого сектора, по оценке властей, может достигать 250 миллиардов. За последние тридцать лет ритуальный рынок в России делили несколько раз — участвовали в этом и представители организованного криминала, и силовики, и государство.

В результате в разных регионах постоянно возникают эксцессы: от перестрелки на Хованском кладбище в Москве до перекидывания трупов через забор в Екатеринбурге, несанкционированных массовых захоронений в Тольятти и суицида владельца кладбища в Омске. Спецкор «Медузы» Иван Голунов и его расследование выяснили с тем, как устроен ритуальный рынок в России, — и , как контроль над ним постепенно переходил от людей, близких к криминальным структурам, к людям, связанным с государством.

9 декабря 2017 года у себя дома умер Леонид Броневой — актер, самой известной ролью которого стал Мюллер в «Семнадцати мгновениях весны». Как правило, знаменитых людей в Москве хоронят на одном из престижных кладбищ — Новодевичьем или Троекуровском. Формально на них давно нет мест, но для людей калибра Броневого делается исключение. Как рассказывают собеседники в правительстве Москвы, решение принимает лично мэр Сергей Собянин, который для этого отправляет СМС своему подчиненному Алексею Немерюку — главе департамента торговли и услуг, в ведение которого входит и ритуальная отрасль. В случае с Броневым Собянин не только распорядился выделить место на Новодевичьем кладбище, но и попросил городское предприятие «Ритуал» взять на себя все расходы по организации похорон.

Сделать это, однако, оказалось не так просто. Как рассказывает сотрудник «Ритуала», агент компании приехал к Броневому всего через 40 минут после того, как врач констатировал смерть. Выяснилось, что к этому моменту родственники актера уже заключили договор с другой ритуальной компанией — «Дарко»: ее агент приехал одновременно со скорой помощью. Представитель «Дарко» не знал, кем был покойный, но передать организацию похорон муниципальным конкурентам отказался — а поскольку паспорт Броневого родственники агенту уже отдали, расторгнуть с ним договор, по словам собеседника, было «практически невозможно».

В итоге уже на Новодевичьем заведующему кладбищем пришлось вмешаться в процесс похорон, — по словам сотрудника «Ритуала», гроб пытались установить на постамент для прощания с близкими и поклонниками вверх ногами. «Если бы произошел конфуз, то никто бы не стал разбираться, кто организовывал похороны, — продолжает собеседник — Виноваты были бы мы».

Государственные ритуальщики

В советское время за все похороны отвечало государство, но после распада СССР ритуальную монополию, как и большинство прочих, ликвидировали. В 1996 году был принят закон, оставивший за государством только управление кладбищами и крематориями. Контроль за самими ритуальными услугами возложили на муниципалитеты. Сначала они выдавали лицензии на похоронное дело частникам, но в 2002 году в рамках борьбы с бюрократией отменили и их.

К тому моменту рынок ритуальных услуг был одним из самых криминальных в стране. В разных городах его регулярно делили со стрельбой и взрывами. Муниципальные чиновники и милиция были скорее обслугой для похоронного бизнеса — а все сопутствующие конкуренции издержки перекладывались на потребителя: как правило, родственники покойных не вникают в детали навязываемых им услуг и готовы платить сколько скажут.

С тех пор во многих регионах с похоронной отраслью случилось то же, что и со всей российской экономикой. Чиновники зачистили рынок и выдавили его прежних хозяев на периферию, использовав для этого правоохранительные органы: вместо перестрелок и взрывов теперь в ходу прокурорские проверки. Где-то сложились монополии под руководством бывших и нынешних чиновников, депутатов и силовиков. Где-то бизнесмены-похоронщики сами вошли во власть; где-то — сумели стать младшими партнерами людей при власти. Остаются и регионы, где «зачистка» рынка еще не закончена: в той же Москве действуют десятки похоронных бизнес-групп, часто связанных с бывшими чиновниками, — а власти вместе с силовиками с ними борются.

Олег Шелягов

В 2016 году у традиционных похоронных компаний и холдингов появился хорошо организованный и высокотехнологичный конкурент, — по словам его представителей, он собирается делать ставку на обычную рекламу для потенциальных клиентов, а не на нелегальную покупку информации о смертях. Олег Шелягов, бывший топ-менеджер того же НПФ «Благосостояние», выкупил половину акций «Ритуал-Сервиса» —компании, основанной в 1993 году  мэрией Юрия Лужкова, — и решил делать ритуальный бизнес по-новому.

Как рассказывает операционный директор компании Валерий Пильников, за два года с момента сделки количество заказов у «Ритуал-Сервиса» выросло с 20 до 1200 заказов в месяц. Пильников утверждает, что новый менеджмент отказался от практики покупки информации об умерших, положившись на продвижение в интернете, рекламу в районных газетах и листовки в почтовых ящиках. Для похоронных агентов компания разработала специальную цифровую платформу вроде той, что сделало «Яндекс.Такси» для водителей.

Шелягов стал широко известен в прошлом году, устроив вечеринку во Владимирском дворце в Петербурге в честь десятилетия свадьбы со своей женой Викторией. Торжество проходило в русском стиле: гостей встречали 15 балалаечников в народных костюмах. В интервью журналу Tatler, который подробно рассказывал о вечеринке, Виктория Шелягова сообщила, что у ее семьи есть «кусочек земли на Сейшелах, в глубокой старости я буду выращивать там зелень и помидоры». Согласно декларации о доходах, Олег Шелягов в 2017 году заработал всего 9,2 миллиона рублей, а его жена — 0 рублей; на двоих они владеют двумя квартирами в Москве и одним автомобилем.

Конкуренты утверждают, что «Ритуал-Сервис» также не брезгует традиционными правилами игры на рынке. В начале 2018 года поток тел, проходящих через морг Центра травматологии и ортопедии (ЦИТО), резко вырос. Ритуальные услуги в нем на тот момент оказывала компания «Бруно», созданная в январе 2017-го. Ее основатель и гендиректор Олег Пеняев одновременно являлся сотрудником «Ритуал-Сервиса» (в компании подтверждают эту информацию, но отрицают связь между собой и «Бруно») — а агенты «Бруно» представлялись клиентам сотрудниками муниципального «Ритуала», из-за чего весной 2018 года против компании возбудили уголовное дело о мошенничестве.

Теперь Шелягов собирается масштабировать свой бизнес на разные регионы России — хотя принято считать, что на похоронном рынке нет федеральных игроков, потому что он строится на связях с местными чиновниками. В начале 2018 года владелец «Ритуал-Сервиса» зарегистрировал компанию в Санкт-Петербурге, однако на рынок пока не выходил: по его словам, приходится учитывать «монополизм на этом рынке». Пока бизнесмен пытается «обкатать технологию» в других регионах — и везде его партнерами становятся влиятельные люди. В Челябинске это бывший глава местного ритуального госпредприятия; в Нижнем Новгороде — бывший вице-мэр. В Екатеринбурге Шелягов работает с Виктором Бубликом — раньше он был юристом в компаниях, связанных с организованной преступной группировкой «Уралмаш».

Олег Шелягов о причастности к делу Ивана Голунова

 

Во вторник, 11 июня, журналист «Медузы» Иван Голунов был отпущен на свободу. Напомним, что Иван был задержан днем 6 июня в Москве. Его обвиняли в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. После задержания полиция совершила ряд грубых процессуальных нарушений, к тому же на теле журналиста были зафиксированы следы побоев. Журналистское сообщество, а также многие публичные люди встали на защиту Голунова и называли причиной его задержания политические мотивы. Голунов — один из главных в России журналистов-расследователей. В одном из его нашумевших материалов о коррупции в похоронном бизнесе упоминалась компания Ritual.ru, глава которой — Олег Шелягов, один из постоянных героев светских репортажей. Сам Иван Голунов рассказал о поступавших угрозах и назвал «похоронное» расследование причиной своего ареста.

Днем 11 июня, еще до освобождения Голунова, телеканал «Дождь» взял большое интервью у Олега Шелягова. «Главный российский похоронщик», как Шелягов сам называет себя в Instagram, прокомментировал слухи о причастности к делу Голунова, рассказал о травле в соцсетях и стоимости легендарного юбилея свадьбы в Петербурге. 

Напомним, что в «похоронном» расследовании Ивана Голунова подробно рассказывается о становлении рынка ритуальных услуг в «новой» России. В материале упоминается несколько ведущих компаний в этой отрасли. Олег Шелягов и его Ritual.ru тоже фигурируют в расследовании в качестве главного конкурента крупнейшего ритуального монополиста ГБУ «Ритуал». При этом ГБУ «Ритуал» является соакционером компании Шелягова. Эта путаница ввела многих в заблуждение, и Шелягова стали называть главным заказчиком в деле Голунова. Вот как он прокомментировал эту историю:

Население поделилось фактически на три части. Есть большая часть, которая хочет разобраться во всем, что произошло. Они, дай бог, будут этого требовать и добьются результата. Есть вторая, незначительная часть, которая поддалась провокации желтой прессы и уже для себя обозначила эту жертву. Пока ей выступаю я. Завтра, может быть, назначат другую. Она очень удобная в моем лице: ритуальный рынок — отвратительный, люди — мерзкие, проводят какие-то непонятные свадьбы, жируют, живут на золотые коронки убиенных бабушек, то есть вот это все. На самом деле я думаю, что вброс про меня или идет от тех людей, кто действительно организовал эту провокацию и просто решил спрятать…

Ниже мы приводим отрывок из интервью Олега Шелягова:

Суть нового расследования Ивана, он об этом говорил в суде, и это подтверждают его коллеги из «Медузы», заключалась в том, что он раскрыл связи ритуального рынка с силовиками, и в первую очередь с Управлением ФСБ по Москве и Московской области. Вот какое ваше понимание, какова роль Управления ФСБ по Москве и области вообще в рынке ритуальных услуг? Верите ли вы в эту связь?

Вы знаете, комментировать слухи… Да, на ритуальном рынке эти слухи есть, о том, что ГБУ «Ритуал» каким-то образом взаимодействует с этой структурой. Я уверен, что такое предприятие, как ГБУ и кладбище города Москвы не может не взаимодействовать с МВД, не может. Ни с МВД, ни с ФСБ региона, потому что там происходят и неправовые действия периодически, на местах. Но опять, это только слухи.

Вот вы задекларировали доход за 2018 год — всего меньше пяти миллионов рублей годовой. При этом все читали, как вы, слава богу, прекрасно отметили десятилетие свадьбы с вашей супругой, да, во Владимирском дворце в Петербурге. При этом, есть подозрение, что это больше вашего годового дохода стоило.

Вы зря так подозреваете. Мы даже тем, кто интересовался в тот момент, показали счета. На самом деле сам Владимирский дворец предоставили нам бесплатно. Я не пытаюсь оправдываться, потому что в свое время Виктория очень помогла им. Сколько лет существовал этот дворец, у них не издавалась никогда книга об этом дворце. Это благодаря моей супруге, она помогла собрать определенный ресурс через друзей, они издали эту книгу. И когда встал вопрос, что мы в Санкт-Петербурге, там, где наша историческая родина, хотим отметить десятилетие свадьбы, было предложение дворца: «Ребята, что же, вы так нам помогли, делайте». То, что стол там был накрыт, вы знаете, это фактически их столовая, я имею в виду то, что там готовится.



о есть во сколько вам обошлось это мероприятие?

Мы считали, что обошлось где-то порядка 300-350 тысяч рублей. Самое дорогое — это зал.

В Москве, например, бюджета ниже двух миллионов никакое мероприятие, мало-мальски приличное…

А вы видели каких-то артистов? Я вам говорю, что группа, которая на следующий день уехала с Владимиром Владимировичем в Финляндию, извините, это группа народных танцев. Вы можете представить, сколько она стоит? Это как цыгана позвать поиграть на гитаре.

В целом. Там не только артисты, организация всего: кейтеринг, клининг. Это огромная машина по организации ивентов.

Я еще раз говорю: я не пытаюсь убедить или доказать.

Просто мы все видели черную икру.

Черной — не было.  Была красная и подарок наших друзей… Не с Камчатки, а откуда-то… Неважно, была красная, черной не было.

Все в подарок. Хорошо, подождите, а почему так мало-то? Неужели вам так мало этот рынок приносит?

Мы не распределяем прибыль, это позиция в том числе и ГБУ «Ритуал». Так сказать, вся прибыль, которая формируется на «Ритуал-Сервисе», отправляется дальше на развитие предприятия.

А можете сказать, какова годовая прибыль?

Прибыль прошлого года — порядка 40 миллионов рублей по балансу.

И вы, получается, получаете 400 тысяч в месяц.

У меня есть зарплата, но вы не забывайте все-таки, что я 20 лет работал в банковской системе. Если вы поднимете мои декларации за 2012, 2013, 2015 годы, без ложной скромности скажу, это десятки миллионов рублей.



Виктория Шелягова биография 

Известно, что супругой Олега Валерьевича является Виктория Шелягова (в девичестве у нее была фамилия Хоккане).

Женщина яркая, экспрессивная и заводная. В обществе считается светской львицей. Такой палец в рот не клади — откусит. Именно эта черта и податливость мужу — нравится Олегу.

  • Виктории 44 года,
  • родилась в СПБ,
  • страница в инстаграме ищется по нику vshelyagova,
  • вышла замуж в 2007 году.

У нее есть взрослая дочь от первого брака. Про себя Виктория говорит «Часть крови у меня финская, поэтому девичья фамилия Хоккане, что в переводе сосна, училась я в английской спецшколе, затем в Ленинградском институте культуры, по специальности я арт-эксперт».

Со своим будущим, ныне настоящим мужем (Олег Шелягов), Виктория Шелягова (Хоканне), познакомилась в 2005 году во время презентации Евгения Пригожина, питерского ресторатора. Через два года, в 2007, Виктория и Олег сочетали свои судьбы узами брака и через некоторое время переехали в Москву, некоторое время жили в номере гостиницы «Балчуг». В настоящее время супруги живут в собственной московской квартире, но помимо этого имеют «кусочек земли» на Сейшельских островах.

У Виктории есть дочь Варвара (Варя или Васек – дома). Она – воспитанница детского дома, проучившаяся около года в СПГУ на социологическом факультете. В настоящее время 21-летняя Варвара Яковлева живет в Киеве, заканчивает курсы фотографа и планирует свой собственный авторский проект.

 

 

Пост опубликован: 13.06.2019

0