Войти
Войти с помощью: 
Войти
Главная » Знаменитости » Дело Эдуарда Стрельцова

Скоро выйдет в прокат фильм про Эдуарда Стрельцова в главных ролях естественно «великий» Петров.

 

Цитата из кинопоиска на данный фильм:

К 20 годам у него есть все, о чем только можно мечтать: талант, деньги, слава, любовь. Он — Эдуард Стрельцов, восходящая звезда советского футбола и кумир миллионов. Вся страна с замиранием сердца ждет побед советской сборной на предстоящем Чемпионате мира в Швеции и дуэли Стрельцова с Пеле. Но за два дня до отъезда команды недоброжелатели ломают судьбу спортсмена…

Для меня уже ясно, что снова будут виноваты КГБ, СССР, Хрущев и т.д.

Многие журналисты, когда пишут материал о Стрельцове, не могут даже заглянуть в его личное дело, которое есть в открытом доступе. Им это не интересно, главное об@срать все что связано с Советским Союзом. В данной статье, я хочу вам рассказать про дело Эдуарда Стрельцова, которое, я нашла в интернете.

Дело Эдуарда Стрельцова:

До чемпионата мира в Швеции оставалось две недели. Утром 25 мая 1958-го Стрельцов вместе с другими игроками сборной СССР примерял костюмы в ателье на проспекте Мира. Там привыкли к спортсменам: перед каждым большим турниром (особенно заграничным) команды СССР красиво и элегантно одевали. Стрельцов разговорился с защитником Михаилом Огоньковым и форвардом Борисом Татушиным, они позвали его повеселиться и договорились встретиться позже на улице Горького – возле магазина «Российские вина».

Стрельцов пришел первым, но чувствовал себя неважно. Он явно устал: за месяц сборная сыграла четыре товарняка и только вчера побила Польшу 3:0. Один из голов забил Стрельцов, а чуть раньше он сделал хет-трик в игре с ГДР. В 21 год Стрельцов был одной из ярчайших звезд советского футбола: в 18 стал лучшим бомбардиром чемпионата СССР, а в 19 – открытием победной Олимпиады-1956 в Мельбурне. В новом сезоне за «Торпедо» Стрельцов забил 5 голов в 8 матчах, и теперь все ждали, что он блеснет в Швеции.

На родине форвард чувствовал себя королем: отдельная квартира, новенькая «Победа» и костюмы от лучших портных. «Ездившему до этого на электричке юноше по окончании матчей подавались комфортабельные «ЗИЛы» и «ЗИМы», в то время как остальные игроки довольствовались автобусами, – писал журналист Александр Нилин, который хорошо знал Стрельцова. – К нему на дом снаряжали посыльных с подарками; его засыпали премиями, отдыхать отправляли в правительственные санатории».

Адекватно принять славу в 20 лет не получалось, Стрельцову известность мешала. Он полюбил алкоголь, светился в драках и менял девушек, хотя был женат и растил дочь. Но ему не всегда сносило голову: как раз после матча с Польшей Стрельцов пропустил командную тусовку, спокойно отнесся к отказу знакомой девушки увидеться и поехал домой спать.

В тот день, 25 мая, тоска накатывала все яростнее. Он даже хотел уйти, не дожидаясь партнеров, но у «Российских вин» внезапно оказался другой игрок сборной – Сергей Сальников. Они выпили по стакану сухого вина, а через несколько минут появились Огоньков, Татушин и его друг Эдуард Караханов – военный летчик, прилетевший в отпуск с Дальнего Востока. В  двух «Москвичах» Татушина и Огонькова разместились Стрельцов (Сальников никуда не поехал), Караханов и две девушки – Инна и Ирина из подмосковного Пушкино.

Компания поехала к даче родителей Караханова (поселок Правда), закупилась алкоголем и продуктами. Предварительно Инну завезли в Пушкино, и она прихватила еще двух подруг: Тамару Тимашук и Марину Лебедеву. На даче компания не задержалась и практически тут же двинула на ближайшее водохранилище. Там было весело: общение, волейбол, пикник с вином и водкой. Возвращаясь на дачу поздно вечером, ребята купили еще несколько бутылок, между Стрельцовым и Мариной Лебедевой вспыхнула страсть. «Выпили в тот день больше литра на каждого, были сильно пьяны», – рассказывал позже футболист. «В Тишкове  Марина сказала Инне, что ей нравится Стрельцов и что она пьяная, – отмечала Тамара Тимашук. – Стрельцов держал Марину за талию, а она его обнимала. На даче она сидела рядом с ним, а после ужина полулежала на его коленях, и они целовались».

Когда все начали расходиться, Стрельцов и Лебедева скрылись в отдельной комнате. В пять утра она выехала домой, поговорила с мамой и заявила в милицию об изнасиловании.  Так закрутился самый противоречивый сюжет советского футбола.

«Стрельцов меня уговаривал о близости, я просила не трогать меня и сказала, что буду кричать, и стала звать Инну, – говорилось в первом показании 21-летней Лебедевой. – Очнулась я совсем голая… Почувствовала озноб и попросила его укрыть меня одеялом».

Однако другие показания несколько размывали достоверность этой версии.

Ирина Попова: «Сидя на террасе, я никакого крика не слышала. Войдя в комнату, я сказала Караханову, что со Стрельцовым кто-то лежит на кровати… Мы легли в этой же комнате на полу, и тут я увидела, что Стрельцов с Лебедевой совершают половой акт. Уточняю: это было во второй раз, а первый раз я заметила это, будучи на террасе. Тогда я вышла… В машине были Тамара и Огоньков, я им рассказала, что видела, а Огоньков сказал, что это не наше дело… Я не заметила никакого сопротивления со стороны Марины, возможно, она меня не видела… Слышала, как Марина говорила Стрельцову, что ей неудобно и у нее болят ребра».

Тамара Тимашук: «Я не думала, что Стрельцов сделает что-то плохое Марине, так как она сама пошла с ним. Ира сказала нам с Огоньковым, что Марина лежит со Стрельцовым, и была очень возмущена этим, точнее, сказала, что: «Марина со Стрельцовым вовсю «живет» и, обняв его, спит».

26 мая прокурор Мытищинского района Московской области читал сразу два заявления об изнасиловании. Второе – от Тамары Тимашук, которая обвиняла Михаила Огонькова.

Утром футболисты собрались на Ярославском вокзале, откуда на электричке помчались на базу в Тарасовке. Стрельцов сел рядом с Яшиным, и когда вратарь заметил царапины на его лице и руках, отшутился: «Да это я с кошкой играл, когда ездил к бабушке». «Вид у него был потрепанный, помятый, с царапинами, – вспоминал врач сборной Олег Белаковский. – На одном из пальцев не было ногтя». Уже на базе главный тренер сборной Гавриил Качалин понял, что Стрельцов не сможет нормально тренироваться и отправил его спать. Через пару часов форвард проснулся, и Яшин пригласил его на рыбалку, но вмешалась оперативная группа: Стрельцова, Огонькова и Татушина задержали. «Мы знали, что спортсмены горячие, – вспоминал следователь Алексей Кладов. – Я поехал не один, с опергруппой. Никакого сопротивления нам не оказывали: мы готовы, поехали».

Через несколько часов Татушина отпустили: он не ночевал на даче, потому что подвозил домой Инну. Оказалось, что уехать могли все, но Стрельцов, Огоньков и Караханов в последний момент уговорили девушек остаться. Чуть позже освободили и Огонькова: 27 мая Тамара Тимашук неожиданно принесла в прокуратуру новую бумагу: «Прошу считать мое заявление, поданное Вам 26.05.1958 г., об изнасиловании меня гр. Огоньковым неправильным. В действительности изнасилования не было, а заявление я подала, не подумав, за что прошу меня извинить».

Новое заявление написала и Марина Лебедева: «Прошу прекратить уголовное дело в отношении Стрельцова Эдуарда Анатольевича, т. к. я ему прощаю». Однако это ничего не изменило, и Стрельцова оставили под арестом: Тимашук отрицала факт преступления, а Лебедева всего лишь согласилась простить предполагаемого насильника. А так как изнасилование относится к категории тяжких преступлений, примирение не закрывает дело.

Стрельцова оставили в «Бутырке» и пожизненно отлучили от футбола. Огонькова и Татушина дисквалифицировали на три года.

На допросе Стрельцов вину не признал: «<…> После этого все разошлись по парам, я остался с Мариной, фамилию ее я не знаю, Марина добровольно вошла вместе со мной в одну из комнат дачи, Марина спокойно, по моему предложению, легла на кро­вать, я лег вместе с ней, предварительно я снял пиджак».

Однако позже все участники процесса изменили показания, и Стрельцов совсем иначе описывал ситуацию: «Марина меня с собой не звала, но я решил пойти за ней. Когда вошли в комнату, то Марина подошла к кровати, я стал Марину целовать, она меня начала отталкивать и сопротивляться, но я снял с нее штаны. Во время борьбы она меня укусила за палец и поцарапала лицо. Я также два раза ударил. Когда происходила борьба, то Марина не кричала, а сопротивлялась молча. Несмотря на сопротивление, я силой прижал ее к кровати и совершил половой акт. От царапин на лице, укушенного пальца моя рубашка была испачкана кровью. Сразу после полового сношения я заснул. Вообще я плохо помню, что происходило во время борьбы с Мариной. В совершенном мною преступлении виновным себя признаю и поясняю, что это произошло только в результате моего сильного опьянения».

Во время следствия Стрельцов выглядел отстраненным, говорил друзьям, что не виновен, но принципиально не оправдывался. «Он не переставал себя чувствовать в камере тем Стрельцовым, которому все прегрешения простят за то, что он в состоянии сделать на футбольном поле, – писал Александр Нилин. – Он готов был ответить один за всех – такую силу он в себе по-прежнему чувствовал. Хотя, конечно, всей тяжести последствий вообразить тогда не мог. Он говорил мне, что в следствии наступил для него момент, когда все ему до такой степени обрыдло, осточертело, сама атмосфера тамошняя до того стала невыносимой, что хотелось одного — поскорее бы они решили, что с ним делать. Шел июль, а он все сидел в «Бутырке» – и любая перемена обстановки представлялась ему чуть ли не освобождением».

Экспертиза подтвердила: у Марины Лебедевой в ту ночь была интимная близость. Правда, анализы показали, что партнером мог быть не только Стрельцов, но и Эдуард Караханов: их группы крови и спермы совпадали. К тому же выяснилось, что ночью Караханов разорвал свитер на одной из девушек, но затем остыл. В процессе следствия его уволили из армии, но обвинение сразу обозначило: Караханов – не подозреваемый.

«Пришел Строганов, начальник отдела, полковник, – рассказывал следователь Кладов. – Я ему все доложил, он говорит: никаких мер не принимай, будем докладывать в управление. Мол, футболист же, идет подготовка к чемпионату мира. Звонит в Обком партии, Конотопу Василию Ивановичу (тогда – второй секретарь московского Обкома КПСС). Тот говорит: нет, я решать эти вопросы не буду, звоните в ЦК. Стали звонить в ЦК. Там дали указания: принять меры по закону».

Когда стало очевидно, что приговора не избежать, адвокат Стрельцова согласился с обвинениями. Они ждали максимум пяти лет и досрочного освобождения через 2 года. Однако суд вынес предельно жесткий приговор – 12 лет заключения. К делу об изнасиловании добавилось еще одно – полугодичной давности.

Фрагмент приговора: «<…> В ночь с 8 на 9 ноября 1957 года Стрельцов, бу­дучи в состоянии опьянения, учинил хулиганские действия – вор­вался в квартиру № 3 дома № 15 по Крутицкому валу, ломал там дверь, пытаясь проникнуть в комнату семьи Спициных и выражался нецензурной бранью, за что был доставлен в отделение милиции-93. По пути следования в отделение милиции Стрель­цов выражался нецензурными словами, оскорблял задержавших его работников милиции. Вина Стрельцова в указанных выше преступлениях доказана его личными показаниями на предвари­тельном следствии и в судебном заседании, в которых он признал себя виновным в изнасиловании Лебедевой и в нанесении ей лег­ких телесных повреждений».

«Конечно, это не было искусственно создано, не было сфабриковано, – рассуждал юрист Генри Резник, читавший материалы дела. – Доказательства виновности Стрельцова были: была биологическая экспертиза и признание своей вины.

Байка про Фурцеву.

Якобы в Стрельцова была влюблена дочь Екатерины Фурцевой, Светлана, которой на тот момент было 14 лет (!). И якобы Фурцева на одном из Кремлевских приемов решила их познакомить, и Стрельцов ее послал куда подольше. Не знаю ни одну мать, которая захотела бы знакомить свою несовершеннолетнюю дочь с парнем у которого уже тогда была плохая репутация. И якобы после этого Фурцева доложила Хрущеву.

Дмитрий Донской (лучший спортивный фотограф СССР и близкий друг Светланы Фурцевой):

Они знать не знали Стрельцова — ни дочка, ни мать! Екатерина Алексеевна выдала Светку замуж за сына Фрола Козлова, любимца Хрущева. Пьянь коричневая этот Фрол Романович, а сын зашибал еще сильнее. Светка забеременела и сбежала от него. Жить было невыносимо.

Все эти многочисленные байки про Фурцеву и Хрущева надоели уже. По факту, за две недели до ЧМ ведущие игроки закатывают пьянку с бабами и со всеми выходящими. Уже одно это должно было вызывать справедливый гнев и тренеров, и федерации и кураторов спорта из ЦК.

Вывод — виноват по большей степени он сам. Если бы даже этот эпизод замяли, он все равно навряд ли стал бы «русским Пеле». Слишком много ветра в голове, не тогда, так позже вляпался бы в какую-нибудь историю, или банально спился…

Пост опубликован: 20.03.2020

0