Войти
Войти с помощью: 
Войти
Главная » Знаменитости » Бизнесмен Герман Стерлигов

30 лет назад 23-летний бизнесмен Герман Стерлигов вместе с партнерами создал «Алису» — одну из первых советских товарных бирж (и, вероятно, самую известную). Биография Стерлигова могла бы служить учебником современной истории России: он успел побывать бизнес-партнером Джохара Дудаева, политиком, антитабачным активистом, банкротом, компаньоном «оборотня в погонах», спонсором боевой националистической организации и даже дворянином. В последние годы Стерлигов стал едва ли не самой одиозной публичной фигурой в России — живя на подмосковной ферме, он пропагандирует натуральное хозяйство, гомофобию, альтернативную историю и глобальное отключение электричества.

Лужков и Стерлигов

В 1996 году к Юрию Лужкову обратился миллионер Герман Стерлигов. Как вспоминает бывший мэр Москвы , предприниматель заявил: ему известны точные координаты местонахождения так называемой «Либерии» — легендарного собрания древних книг, якобы принадлежавшего Ивану Грозному, которое, по одной из версий, царь спрятал в тайнике на территории современной Москвы.

«Найти пропавшую библиотеку со старинными рукописями каждый интеллигентный человек хотел бы», — рассказывает Лужков. Он загорелся идеей и поручил своим помощникам «проверить, насколько это все серьезно». По воспоминаниям мэра, Стерлигов рассказал представителям правительства Москвы, что намерен проводить поиски в районе Домодедово, — и сделал это достаточно убедительно, чтобы чиновники дали бизнесмену денег на покупку грузовика ГАЗ-53. «Чем черт не шутит, — объясняет Лужков свою мотивацию. — Гонорар [Стерлигов] не просил, да и какой гонорар — тогда все были страшно бедные». «Коммерсант», рассказывая об этой инициативе, упоминал, что единомышленники Стерлигова пожертвовали на поиски библиотеки порядка полумиллиона долларов (почти 3 миллиарда рублей по тогдашнему курсу). В качестве территории возможных поисков газета называла Александровскую слободу, куда Иван Грозный переехал в 1564 году после введения опричнины, а также Вологду и Рязань.

В июле 1997 года Юрий Лужков даже возглавил специальный совет содействия поискам библиотеки — как писали в СМИ, мэрия намеревалась потратить на проект несколько десятков миллионов рублей. Тем не менее, амбициозная инициатива быстро заглохла — как утверждает бывший мэр, на просьбы чиновников прислать отчеты о проделанной работе Стерлигов просто не отвечал. «Человек больше болтает, чем что-то серьезное делает, — говорит Лужков. — Но надо сказать, что единицы ко мне приходили с такими предложениями. Герман Стерлигов в этом отношении — все-таки уникальный [человек] со своими тараканами в голове».

Неудачная операция по поиску «Либерии» — только один из многочисленных проектов Германа Стерлигова. За последние 30 лет бизнесмен, которого принято называть создателем первой в СССР товарной биржи, успел побывать кандидатом в мэры Москвы, предводителем Дворянского собрания, гробовщиком, книгоиздателем, создателем «Антикризисного расчетно-товарного центра» и учредителем компании «Реестр непьющих мужиков». Он заявлял о создании собственной денежной единицы, спонсировал создание постановочных роликов о нападениях на гомосексуалов, пытался создать первую в стране биржу криптовалют и рассказывал о том, что царскую семью не расстреляли, а вывезли в Лондон, где Николай II стал королем Великобритании. Сегодня Стерлигов живет на ферме в Подмосковье — и запускает по всей стране продуктовые магазины, где буханка хлеба может стоить 1700 рублей. Эти магазины даже регулярно попадают в международную прессу — из-за того, что на витрине у каждого висит табличка «Пидарасам вход воспрещен», заботливо переведенная на английский язык.

Первый миллион Герман Стерлигов заработал почти сразу после того, как перестал быть студентом. Он родился в 1966 году в Загорске — нынешнем Сергиевом Посаде — в семье педиатра Льва Стерлигова (сегодня бизнесмен называет отца колдуном, а родителей — «бритыми безбожниками»). Как утверждает сам Стерлигов, до поступления на юрфак МГУ он успел отслужить в железнодорожных войсках в Монголии и поработать токарем на заводе — а в университете надолго не задержался: через год после начала обучения студента, по его словам, отчислили за то, что он назвал историю КПСС «самой кровавой страницей в истории человечества». После этого юноша начал зарабатывать деньги — например, как позже вспоминал сам, устраивал концерты в залах ожидания на вокзалах, занимался частным извозом и даже держал детективное агентство.

Однажды Стерлигов приехал в Строгино смотреть квартиру, которую хотел снять. Пока он беседовал с хозяйкой на кухне, зашла ее дочь Алена в короткой юбке. «Ноги — атас», — заявил Стерлигов и, по его словам, сразу сделал девушке предложение. Она отказала — а вскоре ее нового знакомого посадили в тюрьму.

В сентябре 1989 года несколько ларьков на Арбате, принадлежавших кооперативу «Уют», облили бензином и подожгли — и пойманный с поличным преступник сообщил, что организатором нападений был работавший директором кооператива-конкурента Стерлигов. Впоследствии, правда, свидетель от показаний отказался — и, как утверждал Стерлигов, дело, заведенное по статье об организованной преступности, развалилось. Сам Стерлигов вспоминал об этом так: «Какая-то банда закидывала баллончиками со слезоточивым газом и сжигала ларьки азербайджанцев на Смоленской площади, и меня посчитали главой этой группировки. Правда, быстро отпустили за отсутствием состава преступления».

Кооператив, в котором работал Стерлигов, назывался «Пульсар». Организовал он его вместе с Маликом Сайдуллаевым — выходцем из Чечни, с которым Стерлигов познакомился в стройотряде. Как рассказывал сам Сайдуллаев, «cоветские хозяйственники не могли грамотно организовывать куплю-продажу», поэтому, когда он перебрался в Москву, они со Стерлиговым открыли кооператив.

Пока Стерлигов находился в СИЗО, Алена носила ему передачи — но их не брали, поскольку девушка не была родственницей подозреваемого. Как позже рассказывал Стерлигов, когда его освободили, она сказала: «Ладно, давай распишемся, а то у меня передачи не принимают» — и стала Аленой Стерлиговой.

Приключений у Стерлигова в те годы было много. Первый советский легальный миллионер Артем Тарасов в своих мемуарах вспоминал, как к нему обратился «щуплый мальчик в очках», представился директором сыскного агентства и заявил, что под компанию Тарасова «копают» некие люди, показав бизнесмену выписки с его банковских счетов. Тарасов поверил (позже выяснилось, что Стерлигов получил эти выписки, представившись в банке представителем бизнесмена) и начал сотрудничать с юношей — а тот через некоторое время попросил у него две с половиной тысячи долларов в долг, пообещав отдать их через месяц.

Вернулся Стерлигов через полгода — и рассказал Тарасову «совершенно невероятную историю, которая оказалась правдой» (она же упоминается в книге журналиста Дэвида Ремника «Могила Ленина»). На занятые у партнера деньги молодой человек купил билет в Доминиканскую республику и поехал туда изучать возможности для бизнеса, но в первый же вечер проиграл все в казино. Тогда он решил самостоятельно добраться до Кубы и обратиться за помощью в советское посольство — но лодка, на которой Стерлигов отправился в океан, оказалась непрочной, и после шторма предприниматель оказался на необитаемом острове. Оттуда его через несколько дней забрали обратно в Доминикану, где женщина, поверившая рассказам Стерлигова, купила ему билет в Россию. «Герман, кстати, об этом не забыл, — писал Тарасов. — Став миллионером, он еще раз слетал в Доминиканскую Республику и отблагодарил свою спасительницу сотней тысяч долларов».

Рассказав свою историю Тарасову, Стерлигов заявил, что теперь хочет открыть биржу. Тарасов походатайствовал за партнера у Александра Смоленского, владельца банка «Столичный», — и, как сам Стерлигов рассказывал, банк одолжил начинающему бизнесмену два миллиона рублей. Реализовывать планы Стерлигов начал вместе с привычным партнером Сайдуллаевым, а деньги потратил на телевизионную рекламу, в которой его биржу рекламировала его зевающая овчарка. Звали биржу и овчарку одинаково: Алиса.

Биржа Стерлигова

Советская система снабжения в тот момент была фактически разрушена. Как объясняет политолог, заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин, распределением товаров и поставок в стране долго занималось государство — и конкретно Государственный комитет по материально-техническому снабжению. «Когда началась рыночная экономика, возник вопрос: кто будет сводить друг с другом потребителей и поставщиков? — рассказывает Макаркин. — Начали развиваться бартерные сделки». Биржи сводили заказчиков с клиентами — и зарабатывать Стерлигов, уже потративший стартовый капитал на создание бренда, решил на продаже брокерских мест. Как вспоминал Тарасов, поначалу место на «Алисе» стоило 40 тысяч рублей, но к концу первого месяца работы цена выросла уже в 15 раз.

Стерлигов, по словам Тарасова, описывал свою работу так: «Да я на бирже ничего вообще не делаю! Пришел продавец, который купил у меня брокерское место, пришел покупатель. Они могли встретиться где угодно: в каком-нибудь баре, в ресторане, в туалете. Но они встретились у меня, и настолько счастливы, что продали или купили кирпич или цемент, что тут же пишут благодарности». Сам создатель «Алисы» заявлял, что стал миллионером через три недели после открытия биржи — а всего за годы ее существования заработал «миллионов 200-250 [долларов]».

Успех 23-летнего предпринимателя объясняли не только его хваткой. «Тогда были сотни бирж, но преуспели только несколько — и должна была быть причина, чтобы именно к тебе шли торговать госпредприятия, — говорит Андрей Бунич, директор фонда „Содействие предпринимательству“, который в годы расцвета „Алисы“ работал в государственных экономических структурах. — Была версия, что влиятельный, как говорили, генерал КГБ Стерлигов — родственник [Германа]. Иначе с чего вдруг молодому парню дали зеленую улицу?» Сам Герман Стерлигов  говорит, что «Алиса» выстрелила просто потому, что была первой, но Александр Николаевич Стерлигов — «карьерный контрразведчик, который всю жизнь занимался противодействием иностранным спецслужбам, очень крутой товарищ» — действительно существовал, работал управделами Совета министров РСФР и приехал к нему — однофамильцу —знакомиться «в генеральской форме на правительственном ЗИЛе».

У генерал-майора КГБ Александра Стерлигова жизнь в постсоветской реальности сразу не заладилась — после распада СССР он участвовал в создании Русского национального собора и Фронта национального спасения (Герман Стерлигов помогал им деньгами), но в СМИ попадал чаще из-за того, что генеральная прокуратура пыталась отобрать у него квартиру. Герман Стерлигов, напротив, стал одним из символов рыночной эпохи. В декабре 1992 года газета «Коммерсант» даже напечатала в рубрике «Подробно» материал о том, как ощенилась та самая овчарка Алиса. «Двенадцать отпрысков Алисы и титулованного кобеля Акбара появились на свет, когда Герман Стерлигов находился в офисе фирмы по неотложным делам, — рассказывало издание. — Сам хозяин каждый час получал телефонные сообщения о течении родов и остался доволен продуктивностью собаки, являющейся символом удачи фирмы».

Насколько богат был Стерлигов в те годы и насколько успешна была «Алиса» на самом деле, до конца неизвестно. СМИ не удалось найти ни одного человека, принимавшего участие в торгах на бирже; большинство собеседников знали о компании Стерлигова из рекламы и СМИ. Основатель «Алисы» говорил, что тратил огромные деньги на интерьеры помещений — однако очевидцы вспоминают офисы биржи по-другому. Как рассказывает Константин Боровой, создатель одного из конкурентов «Алисы», Российской товарно-сырьевой биржи, компания располагалась в доме на Ленинском проспекте в «обычном советском офисе, просто отремонтированном». Первый главный редактор российского Forbes Пол Хлебников описывал офис «Алисы» как подвал «с тускло освещенными коридорами и линолеумными полами» в жилом доме.

Активно рассказывал Стерлигов и о зарубежных успехах «Алисы» — в частности, о том, что у компании был офис по адресу Уолл-Стрит, дом 2, а сам Стерлигов купил квартиру в нью-йоркском районе Бэттери-парк — «напротив статуи Свободы». «Кошмарная жизнь. Тысячи манекенов бродят, все одинаково улыбаются, острят одинаково, — рассказывал Стерлигов о Нью-Йорке. — У всех одна в жизни цель — заработать побольше денег».

Якобы Дворянин 

Стерлигов всегда любил закрытые элитарные сообщества — еще занимаясь «Алисой», он вместе с братом придумал Российский клуб молодых миллионеров: кто был его участниками, кроме самих Стерлиговых, неизвестно, но организация успела получить в бессрочное пользование 3,5 тысячи гектаров в Рязанской области (позже Стерлигов говорил, что запуск клуба был способом сэкономить деньги на рекламу — «я в течение трех месяцев раздавал интервью с утра до вечера»). В 1995 году он создал Дворянское собрание Москвы — и стал его предводителем, поставив себе цель восстановить в России благородное сословие, к которому, как выяснилось, относился и род Стерлиговых.

Как вспоминает бывший депутат Госдумы от КПРФ (и тоже потомственный дворянин) Владимир Семаго, собрания дворян были похожи на «местечковые игрища». «Встречи проходили в арендованных особняках. Собрались, встретились, кого-то наградили, — рассказывает он (награды Стерлигов тоже любил — ордена собственного производства он еще в начале 1990-х вручал сотрудникам „Алисы“). — Ничего скандального не было. Это было комическое сообщество, не способное сыграть какую-либо вообще социальную или общественную роль». Именно как предводитель дворянства Стерлигов пришел с проектом поисков библиотеки Грозного к Юрию Лужкову.

Как быстро выяснилось, новые идеи Стерлигова, в отличие от «Алисы», плохо резонировали с эпохой. «Успех Стерлигова пришелся на тот момент, когда героем поколения был Остап Бендер. — Но потом началась эпоха олигархов, и Стерлигов в нее не вписался. Олигархи — это люди, прошедшие определенный отбор, умевшие дружить с властью. Стерлигов был слишком периферийной и эксцентричной фигурой. Остапы Бендеры уже были не нужны».

Старовер

Несколько лет назад к Николаю Дзюбенко, директору всероссийского института генетических ресурсов растений имени Вавилова, который расположен на Исаакиевской площади в Петербурге, пришел Герман Стерлигов с женой. Директор предложил им, как и всем гостям, сфотографироваться, но Стерлигов ответил отказом. Он попросил у селекционера «исконно русские зерна», сообщив, что хочет восстановить незаслуженно забытые сорта пшеницы.

«Больше часа разговаривали, ни кофе, ни чая, — вспоминает Дзюбенко, который помнил Стерлигова еще со времен „Алисы“. — Он вел себя как старовер. Борода, одежда. Такой хозяин русской земли дореволюционного образца». Из 45 тысяч сортов сотрудники института Вавилова выбрали для фермера 50, потратив на подготовку его заказа целый день.

Когда через несколько лет Дзюбенко снова увидел своего гостя по телевизору, он испытал шок: на открытии магазина Стерлигова в Петербурге он вместе с единомышленниками бросал яйца в портреты «колдунов-ученых», среди которых оказался и Николай Вавилов. «Представьте, что в вашу маму или отца бросают яйца. Какая реакция у вас будет? — говорит Дзюбенко. — Вавилов, который создал для него бизнес фактически! Это или безграмотность, или циничность». Ситуация обсуждалась даже на ученом совете института, который единогласно осудил предпринимателя. Отдельно Дзюбенко оскорбило то, что Стерлигов даже не прислал свой хлеб в институт на пробу: «Я крестьянский сын, меня сложно удивить, что такое настоящий хлеб — я знаю. Но вообще-то, когда порядочные люди берут у нас коллекцию, они должны привезти свою продукцию».

Свой первый магазин фермерских продуктов Стерлигов открыл в Москве в 2016 году; вскоре они также появились еще в нескольких городах — Петербурге, Перми, Кирове, Ростове-на-Дону. Предполагалось, что магазины будут специализироваться на дорогом хлебе, меде и печенье, а средний чек составит 10-15 тысяч рублей. Впрочем, писать о новом бизнесе Стерлигова быстро начали не только из-за стоимости натуральных буханок, но и из-за табличек «Пидарасам вход воспрещен», которые висели на входе в магазины. К тому моменту Стерлигов уже давно активно пропагандировал гомофобию — а его имя и усадьба даже всплывали в суде по делу БОРН: несколько подсудимых на допросах заявили, что тренировки по рукопашному бою активисты организации проводили именно на землях Стерлигова; демонстрировались на процессе и фотографии военного лагеря в его усадьбе. Одна из обвиняемых, Евгения Хасис, также рассказывала, что Стерлигов был готов заплатить лидеру БОРН Илье Горячеву за съемку постановочного ролика о нападении на гомосексуала.

«Военный лагерь» размещался на землях рядом с деревней Нижневасильевское в Истринском районе Подмосковья — туда семья Стерлиговых сбежала из-под Можайска; по словам самого бизнесмена — из-за блох. «Они нас вышибли, — пояснял Стерлигов. — Они оказывались на нас, на мебели, на одежде. Но вот что интересно — как только мы оттуда сбежали, блохи пропали. Пять лет там живут другие люди и ни одной блохи никто не видел. Значит, в этом был какой-то промысел Божий». По делу БОРН Стерлигова (он признал, что был знаком с Горячевым, но отверг остальные обвинения) так и не допросили — в разгар процесса бизнесмен обнаружился в Нагорном Карабахе и заявил, что собирается переехать туда насовсем, но в итоге все же вернулся в Подмосковье.

В Нижневасильевском Стерлигов построил свою Слободу — несколько сотен гектаров, где Стерлигов живет и работает за высоким забором с колючей проволокой и где есть открытая территория, демонстрирующая крестьянский уклад жизни, каким он видится бизнесмену: магазин-кафе, изба для собраний, женский «модельный дом», где продается одежда, скотный двор. На входе висят несколько указателей: «Пидарасам вход воспрещен», «С голыми пупками и подмышками вход воспрещен», «Бабам только в длинных юбкам»; посетителям Слободы с недавних пор предлагают предварительно заполнить анкету, в которой нужно, среди прочего, указать национальность и вероисповедание.

«Для Стерлигова продажа продуктов — в большей степени попытка разговаривать с аудиторией, доносить миссионерские идеи до своей паствы. Человек сталкивается с хлебом за полторы тысячи и проявляет интерес. Стерлигову важно наставлять аудиторию на путь истинный, рассказывать, что мир вокруг неправильно устроен. Хлеб — инструмент, который позволяет привлечь внимание к своим ценностям», — говорит Борис Акимов, создатель фермерского кооператива LavkaLavka. Хлеб за полторы тысячи он пробовал — и говорит, что было очень вкусно.

Круглый год в Слободу приезжают поклонники и последователи Стерлигова — чтобы побывать на его ярмарках и семинарах или поставить свою продукцию в его магазины. Мужчины в Слободе, как и во всех магазинах Стерлигова, — исключительно с окладистыми бородами; встретившись на улице, здесь обсуждают не погоду, а скорейшее отключение электричества на всей планете (последние годы Стерлигов активно проповедует эту идею). Женщины, как и предписано, — в платьях до пола и с косынками на голове.

«Люди, разочарованные нынешним миром, периодически возвращаются к идеальному прошлому, пытаются творить реконструкции», — говорит Николай Митрохин, научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Университете Бремена. В пример ученый приводит Алексея Добровольского — идеолога российского неоязычества, называющего себя Доброславом, — и добавляет, что к реконструкциям обычно склонны люди, пережившие уникальный опыт и нуждающиеся в его повторении. «Например, бывшие спецназовцы — они возвращаются из крутой, романтической жизни на войне в мир, где не могут устроиться никем, кроме как охранниками, — объясняет Митрохин. — Вдруг оказывается, что все, что жизнь им может предложить, — это сидеть [где-то] охранником. И здесь подойдет более-менее любая идеология, где есть простой ясный миф, который выводит их из серых дней на яркую площадку».

Игорь Панин в 1990-х работал в Москве как раз охранником, а потом уехал в Сибирь, где возил цемент и производил кирпичи, параллельно увлекаясь психологией (теперь мужчина считает, что психологи — обманщики). Два года назад, когда ему было 49, он увидел по телевизору репортаж про Стерлигова — и увлекся его идеями, а чтобы убедиться, что это «не какая-то интернет-штука», Панин решил устроиться в Слободу на работу, приехав в Подмосковье «за пять тысяч километров». Теперь Панин похож на героя «Слова о полку Игореве», а перед тем, как начать разговор, предупреждает: «Если хотите с нашим небольшим коллективом православным общаться, то не называйте нас фермерами, мы — крестьяне».

«Теперь у меня сложилась картинка полностью», — рассказывает Панин. Стерлигова он называет человеком, «который очистил первоисточники, очистил правду». Речь о Летописном своде Ивана Грозного, который издает Стерлигов и который его последователи воспринимают как своего рода конституцию. «Там абсолютно все написано: как относиться к людям, какая должна быть женщина в нашем понимании, православном, — поясняет Панин. — Это не психология, которая от силы существует 15 лет. Этим законам 7 тысяч лет. Как воспитать ребенка настоящего, нормального, полноценного. Как относиться к людям, как вообще жить».

Русский крестьянин

В СМИ регулярно упоминается  о Германе Стерлигове — бывшем миллионере, якобы ставшем русским крестьянином.

Руки у Стерлигова белые и чистые — это не руки крестьянина, работающего в поле. К тому же он ведет активную деятельность в Интернете, дает пресс конференции в СМИ. Некогда настоящему крестьянину этим заниматься. Удивительно, что многие верят этому проходимцу.

Подтверждение нашлось в группе ВК анти Стерлигов, где люди, бывшие в его хозяйстве, говорят, что он практически ничего не выращивает, крестьянскими знаниями не обладает. Наживается на том, что скупает у настоящих крестьян продукты и перепродает их в 2 — 3 раза дороже, выдавая за экологически чистые.

Также его сын стал заниматься продажей мыла и шампуней, якобы изготавливаемых вручную. Шампуни они покупают на Украине за 50 руб 350 мл. флакон. Продают за 300 руб 250 мл. флакон. Никакой мыловарни у них нет.

Сектанство

Чтобы отделиться от общей культуры он выдвинул следующие тезисы

  1. Выдумал собственное летоисчисление.
  2. Придумал свою интерпретацию Библии, объявив почти все церкви еретическими.
  3. Школы считает рассадником наркомании и разврата. Математику и точные науки презирает. Основным иточником знаний считает лицевой летописный свод. Детей своих учил сам, заставляя читать лицевой летописный свод.
  4. Ненавидит ученых, считая их виновными в загрязнении окружающей среды (особенно ненавидит физиков и химиков, предлагает их убивать).
  5. Ненавидит врачей, считая их вредителями. Верит, что в Скорой помощи и в больницах людей разрезают на органы. Стоматологов тоже ненавидит, зубов не чистит.
  6. Предлагает отказаться от бумажных и электронных денег и вернуться к золотому стандарту.
  7. Предлагает отделить от России Сибирь и Дальний Восток, создав русское национальное государство в европейской части страны.

Мошенник 

Как работает Стерлигов и его секта:

Слухи о том, что всё его хозяйство — «мыльный пузырь», стали появляться ещё в 2015 году.

«В Германе Стерлигове я разочаровался. Это жулик из 90-х», — рассказывает Тимофей Зайцев (имя и фамилия были изменены по просьбе героя), один из бывших поставщиков бизнесмена.

У Зайцева своё хозяйство в Тамбовской области. Он разводит кур, гусей, коз, овец и кроликов. Выращивает ягоды и продаёт чай. О Стерлигове он знал давно. Как только Зайцев решил выйти на столичный рынок, то загорелся идеей представить свою продукцию на полках магазинов Стерлигова.

Случайная встреча с владельцем магазина «Хлеб и соль» на Новом Арбате помогла осуществить планы. «Первый разговор со Стерлиговым был короткий. Он дал мне номер для связи, и я договорился о поставках. Меня долго спрашивали об условиях производства и технологиях выращивания. Стерлигов везде говорит, что они сами выезжают на проверку к поставщикам, но ко мне никто так и не приехал. Никаких договоров мы тоже не заключали. Всё было на честном слове».

Всего Зайцев отдал Стерлигову на продажу 100 кг продукции. По словам поставщика, владелец магазинов повысил цену в три раза. Когда пришло время расплачиваться за проданный товар, то сотрудники Стерлигова сказали, что «почти ничего не продали и денег нет».

После нескольких месяцев задержки с выплатами Зайцев узнал у знакомых, что в подобной ситуации оказался не он один. По его словам, многие поставщики долгое время не получали деньги от Стерлигова. После того как Зайцев более настойчиво потребовал оплатить по счетам, ему отправили только часть суммы. Как рассказывает мужчина, после этого желание сотрудничать с Германом Стерлиговым у него пропало.

Слобода

А далее пойдут фотографии этой самой Слободы.

В этом фото все прэкрасно. Название туалета, сам туалет без крыши (и так сойдет), полиэтиленовый мешок, запрещенный (на словах) на территории слободы Стерлигова и т.д.

Граф уже не тот

Ему накладных пейсов не хватает

Обратите внимания, вверху сушатся ковры. НАД ЕДОЙ!

«Красивая» вывеска в Слободу. Вот,что значит в школе не учились…СЕНТЯБЯР у них там

 

 

Пост опубликован: 24.09.2019

0