Войти
Войти с помощью: 
Войти
Главная » Разное » Счастья тебе подруга

Смешно, а может быть, грустно, но только в парикмахерском салоне у меня нашлась минутка, чтобы прочесть письмо, больше недели пролежавшее в сумочке. Конечно, деловые письма я читала мгновенно, но это уже практически утонуло между ежедневником, телефоном и всякой женской ерундой.

Письмо было от подруги, и я примерно знала, что в нем — описание семейного счастья, которое совсем не вязалось с моим ритмом жизни и казалось розовым сиропом.

«Могу поспорить: я знаю наперед все, о чем сообщает Наташка, — с легкой досадой думала я. — Дети здоровы, но шалят и отнимают слишком много времени. Андрей, как всегда, заботлив (моя ненаглядная подружка по-прежнему не чает в нем души)…» Я открыла конверт и улыбнулась. Аллилуйя! Слово в, слово. Правда, была одна новость, которая заставила мои брови взлететь вверх. «Знала бы ты, как Андрей обрадовался, узнав, что я беременна…» Господи! Эта красавица снова беременна. Мало им, что ли, троих детей? И так, поди, едва концы с концами сводят… Совсем девка с ума сошла. Меня не могут обмануть ее показательно-оптимистические письма. Я прекрасно помнила Наташку совсем другой. Мы мечтали тогда об ином, и подруга была искренна. Не могла она так измениться!

Просто сглупила в юности, и все в планах пошло наперекосяк. Не страдать же из-за одной-единственной ошибки всю жизнь…

Без преувеличения, мы с подругой были лучшими студентками на курсе. Учеба давалась легко, а свои жизненные планы мы четко сформулировали еще на первом курсе. Причем их инициатором была именно Наташка.

— Дина, мы должны вырваться из замкнутого круга, который заранее предначертан для каждой женщины. Что за радость — быстрое замужество, дети, дом?! Это должно быть потом, а сначала

— образование, перспективная работа, заработки, карьера… Но главное — никогда и, ни за что не пополнить ряды куриц-наседок. Я хочу именно этого, — горела мечтами моя подруга.

К концу третьего курса мы с ней уже подрабатывали в престижных фирмах. Друзья и студенческие компании отошли на второй план. Нам хватало и дружбы, и успехов, которые подхлестывали нас для движения вперед. «Большому кораблю — большое плавание», — любила повторять Наташка. И все бы получилось, но один крепкий якорек привязал подругу к совсем другим проблемам. Андрей… Они дружили с детства, ходили в одну школу, с нетерпением ждали вечера, чтобы встретиться и нацеловаться до обморока. Я видела его всего пару раз, когда он ждал Наташку возле общежития. После школы он не пошел учиться дальше, а устроился на стройку разнорабочим.

К тому же парень был каким-то невзрачным, и я не видела ни одной причины, по которой Наталья так крепко привязалась к нему. Зла любовь. Ох, зла… Через год после нашего поступления семья Андрея переехала в ближайший райцентр, и я, было, подумала, что, слава богу, теперь подружка напрочь забудет детские привязанности. Не тут-то было! Она не просто не забыла, а еще летела на крыльях любви в райцентр, чтобы побыть со своим любимым. Эти поездки вскоре дали свои плоды. Наступил час «X», когда я застала подружку, лежащей на кровати в комнате нашего общежития отчаянно рыдающей.

— Наташка, что случилось?! — Я бросилась к ней.

— Дина… У-у-у… Я… я беременна, — прошептала она.

Было над, чем подумать, и после долгих ночных бесед я предложила Наташке:

— Договорилась тут с одним доктором, ну… о прерывании беременности. Не очень болезненная процедура. Все будет тип-топ. Главное — ничего не говори Андрею. Он не должен знать.

— Почему? — она вопросительно подняла на меня глаза, полные слез.

— А зачем? Он будет нести на себе груз вины за этого ребенка. Лучше промолчать. Просто сделай это — и забудь… Подруга сделала все в точности до наоборот. В тот день когда я мерзла под женской консультацией, дожидаясь ее, она уже ехала к своему Андрею.

— Никогда! Слышишь, никогда больше так не поступай! Я же договорилась, ждала тебя, а ты… Вот где ты была?

— Диночка, если б ты знала, как Андрюша обрадовался, — выпалила счастливая Наташка вместо объяснений. — И мы тут же пошли к его родителям рассказать новость. Как я счастлива!

— Господи! Зачем им знать об этом? — удивилась я.

— Как зачем? — Наташка тоже удивилась моему изумлению, потом сообразила:

Я решила оставить ребенка. И у него должен быть отец. Теперь мы поженимся, Динка! Как все замечательно складывается.

— А наши планы?.. — ошарашено пробормотала я. — Ведь ты же даже институт не сможешь окончить!

— Смогу, — самоуверенно ответила подружка. — Возьму академотпуск, а когда рожу, то восстановлюсь.

— Ну да, конечно! Родите кучу детей и будете влачить тихую и нищую жизнь? — хмыкнула я.

— Зачем ты так? — Натка посмотрела на меня растерянно и с обидой.


В институт она так и не вернулась. Вскоре переехала в дом мужа и осела в райцентре. Наши жизни потекли параллельно, не пересекаясь. Когда я шаг за шагом строила карьеру и уже имела собственный небольшой бизнес, Наташка была мамашей троих детей. Я знала об этом — мы переписывались все эти годы. А тут новость — подруга ждет четвертого! Это сразило наповал. Да, дело у них поставлено на конвейер. А Наташка, бедная моя Наташка! Злость и досада охватили меня. Стало жаль ее, глупую.

Я раздраженно швырнула письмо в сумку, и вдруг мне в голову пришла шальная мысль: «А ведь я могу помочь ей! Она несчастлива, я это знаю точно. Не хочет признаваться ни мне, ни даже себе самой в том, что зря родила тогда первого ребенка и перечеркнула все мечты. Да, я обязана помочь ей! Предложу переехать в город. Возьму к себе на фирму. Дам зарплату, на которую она снимет нормальную квартиру и определит детей в детский садик. У нее все получится! Ведь пропадет девка. Как-никак тридцатник на носу…»

Ни минуты не задерживаясь, села в машину. Все произошло настолько быстро, что я даже не успела толком обдумать, как именно начну такой сложный разговор, как смогу оторвать ее от насиженного места. Более того, Андрей мне казался врагом, который непременно будет чинить препятствия и мешать действовать.

Ее дом я нашла сразу. И не потому, что бывала тут сто раз. Просто вспомнила Наташкины письма. Дом из красного кирпича выгодно отличался от других. Но все равно не предел мечтаний! Пока я стояла и осматривала окрестности, дверь неожиданно открылась и из сеней с визгом высыпала детвора. Человек шесть-семь.

«О Боже! Да тут целый детский сад!» «Соседские…» — подумала я, заприметив веселую троицу девчушек — курносых, как Андрей, и веснушчатых, как моя подруга Наташка.

— Дети, обед готов! — послышался вдруг голос — веселый, звонкий, как раньше.

— А что на обед? — спросила я с любопытством и заглянула в дверь.

— Диночка! Приехала! — воскликнула Наташка и бросилась ко мне. Да, подружка раздалась. Ой, Наташка же беременна. Это меняет дело. Хотя…

— Здравствуй, милая! Не ждала? — спросила я насмешливо.

— Нет, — ответила она честно. — Но ужасна рада. Давай рассказывай, как живешь, что нового в столице?

И я стала говорить. Старалась описать все преимущества своего нынешнего положения, чтобы Наташка позавидовали и хоть словом обмолвилась, что пожалела о том, что ее жизнь сложилась по-другому. Но та лишь улыбалась. Причем так светло и счастливо, что меня начало захлестывать вольна раздражения. «Вот дура! — подумала я. — Или она совсем отупела в этой глуши?!»

— Диночка, я так рада за тебя! — Наташка открыла рот и затараторила. — Знаешь, как я все это время за тебя переживала? Ведь письма-то — все о работе и о работе. А личная жизнь? Я даже хотела заявиться к тебе, оторвать от твоего бизнеса и увезти на природу. Чтобы ты отдохнула, расслабилась и, может быть, влюбилась, наконец…

Я открыла рот от изумления. Натка меня жалеет? Меня, у которой все о’кей?!

— Ты не поверишь, но я тоже примчалась к тебе, потому что думала, что ты несчастлива, но не хочешь признаваться, а тихо страдаешь, — призналась смущенно, взяв ее за руки.

— Я?! — удивилась она.

— Да разве можно быть несчастливой, когда рядом Андрюша и мои ребятишки?

— А карьера? — напомнила я. — Мы же когда-то мечтали… Или забыла?!

— Дина! О чем ты говоришь? — изумилась Наташка. — Мы мечтали о независимости! Но чего она стоит без любви? В идеале — хорошо быть независимой, но в, то, же время желанной и любимой. Жаль, у нас с тобой этого не получилось. Ты обрела независимость, а я — любовь… Разделили мечту пополам.

— Значит, на моей личной жизни ты уже крест поставила?

— Дурочка! — рассмеялась Наташка. Ты еще можешь воплотить в жизнь наши планы: стать и независимой, и желанной. Так что, дерзай, подружка! А я за тебя буду кулаки держать! Не упусти свою Синюю птицу!

— А ты? — спросила я Наташку тоном предателя, который занимает в спасательной шлюпке последнее свободное место и оставляет подругу на тонущем корабле в одиночестве.

— Я? — задумчиво произнесла она. — Я, Динка, главное у жизни уже отвоевала. Это любовь и семья…

Домой ехала совершенно убитая. Вдруг все померкло, съежилось. Среди достижений, перспектив и побед маленькой одинокой точкой маячила я сама. Когда, наконец, я добралась до дома, то точно знала, что не зря съездила к подружке. Мудрая все-таки она, моя Наталья! В корень зрит.

Живет без суеты. А я? Влюбиться в тридцать — это не то же самое, что пылать в восемнадцать. Я утонула в прагматизме. И что теперь? Но, думаю, у меня достаточно ума, чтобы попытаться стать счастливой, чтобы в потоке дней разглядеть и не упустить любовь. Может, тогда моей — нашей! — мечте суждено сбыться?!

Пост опубликован: 21.02.2018

0